Интонация – от «фи» до «асисяй»
Знаете ли вы, как должна отвечать благородная девица, если хулиган
крикнул ей вслед: «Дура»? В принципе, случай характерный не только для
дореволюционной России. Но сейчас девушка может в ответ такое
сказануть… А тогда было строгое предписание для учениц пансионата: не
терять самообладания и ответить: «Фи». Что примечательно в таком
ответе? Интонация! Интонация брезгливости. Именно так в этой ситуации
можно было выразить отношение. Единственно верный способ для
благородной девицы. Интонация для любых речевых контактов во все
времена была важна не меньше, чем смысл.



Ольга Качанова
Автор
В методиках сторителлинга, как правило, большое внимание уделяется
структуре повествования, последовательности действий, череде сцен. Об
интонации мало кто говорит, поскольку эта материя очень тонкая и тесно
спаяна с таким понятием как коммуникация.
История живет, пока ее слушают, читают, смотрят. Она может годами лежать
в столе, или болтаться в бутылке по океанским волнам, или храниться в
отделе редких рукописей… История оживает тогда, когда появляется
читатель, слушатель, зритель. Она может быть записанной и рассказанной –
это литература, кино, театр, все вербальные виды искусства. История может
быть показанной – пантомима, изобразительное искусство. Жестких делений
в разновидностях коммуникаций нет. Однако важно понимать, кто с кем
ведет беседу. Кто субъект коммуникации, кто объект и какие между ними
отношения. Доверительные, официальные, статусные…
Вспомните, как мы описываем интонацию речи? Допустим, Он или Она
обращалась ко мне – как? – ласково, жестко, грубо, с улыбкой, с ехидцей,
свысока, отстраненно, затаив дыхание… Видите, сколько красок в вашу
историю можно добавить, делая акцент на интонации. В актерской практике
есть понятие «подстройка» - снизу, сверху, на равных. Эту подстройку можно
увидеть в позах, во взглядах, в построении фраз. Но главное в этих диалогах –
определенная интонация, которую мы понимаем одинаково. Потому что это
наше глубинное представление об межличностных коммуникациях. Эти
глубинные представления хранятся в коллективном бессознательном. В
хранилище наследственной памяти, образов, символов и сюжетов, которые у
разных людей вызывают одинаковые ассоциации. Есть там и архетипы
интонации. Эти архетипы проявляются во всех жанрах, связанных со
сторителлингом.
Любые коммуникации между людьми – от брезгливого «фи» до
эротического «асисяй» - выражаются через четыре базовых архетипа. Они
связаны с социальными ролями и способами их проявления.

Архетип призыва возник еще в древнем фольклоре. Он выражался в
общении лидера и толпы. В наше время это речи на митингах, массовых
шествиях, выступления лидеров стран или партий. А в облегченном варианте
используется в развлекательных жанрах, в политических ток-шоу, в
выступлениях, целителей, гипнологов… В музыке – это гимны,
патриотические песни, застольные, казачьи.

Архетип прошения также известен с древних времен. В фольклоре он связан
с мольбой, молитвой о пощаде или с просьбой о каком-то благе. Любовная
лирика связана с архетипом прошения. Вспомните русские романсы:
«Милая, ты услышь меня», «Не уходи, побудь со мною…», «Миленький ты
мой, возьми меня с собой…».
Очень ярко этот архетип проявляется в обращениях. В русской дворянской
культуре традиционно признаком хорошего тона была «пристройка снизу».
«Голубушка, милостливый государь, душа моя, Ваше превосходительство». У
крестьянства – «батюшка, матушка, сестрица». Советская эпоха изменила эту
интонацию. Вспомните: «товарищ, гражданин, гражданка, женщина,
мужчина, молодой человек… или члены нашего коллектива, партии,
экипажа».

Архетип игры построен на общении равных с равными в ситуациях, где нет
превосходства и социальные роли не имеют значения. В фольклоре этот
архетип проявляется в играх, хороводах, карнавалах, в ситуациях, когда люди
ощущают единение. В современной музыке – например, это песня Стинга –
«Soul Cake».

Архетип медитации проявляется, когда душа говорит сама с собою или
божеством. Звуковая картина – тихая, монотонная, нет акцентов и смены
ритма. Многие религиозные песнопения в духовной музыке и, например,
колыбельные песни в музыке светской.

Что полезного может извлечь сочинитель из вышесказанного?
Продумывайте не только внешний образ героя, не только его характер, не
только его отношения… Но и интонационные особенности, которые
проявятся и в прошении о помиловании, и в призывах к справедливой
борьбе… Когда герой обретет свою интонацию, в его уста можно вложить
самые важные для вас идеи.
Будьте в курсе наших новостей!
Раз в месяц вы узнаете о новых публикациях и событиях. И никакого спама, конечно.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Made on
Tilda